Григорий Хубулава. Candyman

Григорий Хубулава

Candyman

4532386_0.jpg


«Кэндимен» (реж. Бернард Роуз 1992 г.) – классический хоррор, экранизация повести корефея жанра, автора «Восставших из ада» Клайва Баркера «Запретное», имеющая два слабых сиквела. Антагонист в этой истории не просто не банален, а не типичен.

77189269_3021234301220304_6212018668600033280_n.jpg

Чернокожий Дэниэл Робитаил в наказание за любовь к белой женщине некогда обмазанный патокой, насмерть закусанный пчёлами и ставший мстительным демоном, убивающих своих жертв железным крюком. Шуточное призывание демонического убийцы повторяет сюжет доброго десятка городских страшилок. Кэндимен воплощается, когда кто-нибудь триджды назовёт его имя, стоя перед зеркалом.

candyman-5c9e57abda1c8.jpg

Подчеркну, что природа этого чудовища является именно демонической, воплощающей тёмную, подавленную ненависть злосчастного раба, чьё Я, отделено от чудовища, подобно бессознательному. Поэтому этот герой никак не вписывается в модную схему оправдания зла. Основная сила Кэндимена заключена в его знании о твоём подавленном и «сладком» запретном. Но его незадачливых жертв спасает не просто вмешательство чёрных собратьев несчастного, но и то, что у чудовища всё-таки есть человеческая ипостась. Чернокожий антагонист, тем более в фильме ужасов – это своего рода вызов политкорректности.

mc8.jpg

А если учесть, что изначально кэндимен – это сладкая пасхальная пряничная фигурка, пришедшая в США из стран карибского бассейна, где в религиозной традиции сантерия (смесь католичества и языческих карибских культов, в том числе и Вуду) она была ритуальным подношениям душам убитых людей, становится ясно, что образ Кэндимена, возможно намного древнее, чем история рабства в США. Само по себе имя сладкого человечка является насмешкой над его горькой судьбой, да и жертвами его становятся те, у кого он хочет отнять сладость жизни и любви, которых он был насильно лишён. Его образ, воплощённый в фильме Тонни Тоддом, не холодно жесток, напротив: скорее он являет собой пугающую смесь беспощадности и романтической синтементальности, звучащей как омаж Баркера и Роуза каноническим нуарным монстрам, таким, как Дракула.

w1500_37038494.jpg

Кэндимен остаётся яркой, почти архетипической иллюстрацией того, во что может превратиться человек, разлучённый законом рабства со своей человеческой природой. Жаль, что в фильме отсутствует одна яркая линия, играющая важную роль в литературном первоисточнике. У Баркера в моменты, когда в Кэндимене просыпается Дениэл, он переодически начинает говорить то косвенными, то прямыми цитатами из Шекспира, говоря о своей возлюбленной не то как о Дездемоне, не то, как о Джульетте, что заставляет всю историю играть весьма необычными оттенками будить в нас чувство, что перед нами не просто страшная сказка, а легенда о свободе, вине, прощении и любви.

Candyman (Arrow Video) slipbox front.jpg


 

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s