Григорий Хубулава. «A Nightmare on Elm Street» (2010)

Григорий Хубулава

«A Nightmare on Elm Street» (2010)

w1500_37536726.jpg


Я понимаю почему поклонники классики ополчились на ремейк «Кошмара на улице вязов» 2010 г. (реж. Сэмюэль Байер). Всё дело в том, что создатели фильма совершенно сместили акценты, поменяв местами подтекст и основную идею. Если в оригинале главной идеей было противостояние подростков и почти всесильного убийцы, имеющего власть над их снами, а тема греха их родителей была только фоном необычного подросткового хоррора, то фильм 2010 г. делает упор на тему педофилии, самосуда и расплаты, претендуя скорее на звание драмы, нежели фильма ужасов. В классической версии отсылка к драме тоже есть: детей поколения хиппи мучает воплотившийся кошмар. Крюгер – не просто потенцированный садист-педофил, но воплощение отвращения и ужаса подростков ко взрослой жизни, в которой для них «нет места». И если такая трактовка имеет право на существование, то дети нынешних подростков могут быть наказаны куда более страшными кошмарами. Жаль, что в ремейке драматическая составляющая подана слишком прямолинейно. Смешав и повторив лучшие сцены из разных частей «Кошмара» (сон в кафе, в классе, очертания Фредди под обоями, «летающая» жертва), авторы ленты, попытались при этом, рассказать не страшную сказку, а серьёзную историю, что стало, как это ни странно, и самой слабой и самой сильной стороной фильма. Скажу честно, несмотря на доказательства, у меня остались сомнения в том, что педофилом был именно Фредди, заживо сожжённый обезумевшими от гнева родителями испуганных детей. Джеки Эрл Хэйли, из жертвы Крюгера, перевоплотившийся в самого Фредди, в отличие от Роберта Инглунда, играет не ироничного монстра, а человека, спрашивающего жертву: «Можешь ли ты изменить то, что они сделали? Вернуть к жизни то, что сгорело в огне?» И этот вопрос характерен для трагического персонажа, а не просто для страшной маски. «Настоящий» Фредди Крюгер – именно маска, гротеск, очень горькая, но всё же ирония над нашим страхом утратить мнимый контроль над реальностью, уверенность в ней, повзрослеть. Это и позволило Крюгеру Инглунда впечататься в нашу память и массовую культуру. Серьёзный Крюгер Хэйли, несмотря на его прекрасную игру, боюсь, имеет куда меньше шансов на это.

В роли победительницы Фредди Руни Мара, кажется, существовала очень давно, но симпатия к её героине не уступает желанию услышать всю историю от лица и с позиции самого садовника из детского сада. Интересно, приходила ли кому-нибудь идея написать её именно так?

А может быть, я просто угодил в ловушку: «Выслушай историю от имени зла, проникнись к нему сочувствием и симпатией и оправдай его в себе»? Ведь эта ловушка уже срабатывала в «Дровосеке» , «Бункере», «Малефисенте», «Джокере», в очень популярном сериале «Люцифер», выставляющем в героическом свете самого Сатану.

Сама по себе идея молодого поколения, боящегося сна и страдающего вынужденной бессонницей, чреватой сомнамбулизмом и фазами неосознанных сновидений, отсылает нас не просто к поколению родителей, увлекавшемуся цветными «психоделическими» снами. Сомнамбулическое поколение семидесятых-восьмидесятых подсознательно боялось во сне «упустить свой шанс» оставить «след в истории» и терзалось мыслями о возможности вечного сна как последствия общечеловеческой планетарной катастрофы. Ирония в том, что их дети, рождённые в восьмидесятые годы, теперь сами всё чаще предпочитают «серой» реальности новые, теперь уже виртуальные сны наяву. Если наши родители, а шире – предки боялись навсегда заблудиться в лабиринте ночного кошмара, то мы сами, став заложниками виртуальной «Матрицы» боимся момента пробуждения намного сильнее любого фантасмагорического страшного сна.

Мы считаем, что победили Фредди Крюгера, на наших глазах превратившегося из мужской ипостаси Мары в очередного знакомого и даже любимого виртуального персонажа, способного стать мемом или смешным аватаром. Об этом поверхностном или легкомысленном отношении к некогда ужасавшему нас злу громко и красноречиво свидетельствует бездарный и оттого пародийный экшн-хоррор «Фредди против Джейсона» (2003 г.). Но в том-то и дело, что настоящее зло, пусть даже имеющее вымышленные имя и облик, невозможно приручить. Поэтому естественный страх перед Фредди Крюгером, Джейсоном Вурхисом, Ганнибалом Лектором, Джокером и любыми другими воображаемыми чудовищами и маньяками, вопреки мнению современных психологов, говорит, о на редкость здоровом, а вовсе не об инфантильном сознании.

Новый Фредди кажется жертвой ещё и потому, что у героини Руни Мара есть отвага, но нет бесстрашной наивности и целомудрия Ненси Томпсон, чудесно воплощённой стараниями и талантом Хизер Ландженкамп. Жертвам Крюгера 2010 не сочувствуешь. Осознание ими своей вины уже написано на их лицах, и потому зрительское сочувствие невольно обращается к человеку с сожжённым лицом.

Да, и последнее: перед смертельно опасным сновидением одного из героев его ноут перешёл в «спящий режим». Снятся ли кошмары компьютерам?


Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s